Cryptex logotype

Как закон о цифровых активах повлияет на криптовалюты в России?

17.02.2021 |

Для статьи о цифровых активах

В этой статье мы постарались собрать все, что касается российской нормативно-правовой базы в области криптовалют. Основной закон N259-ФЗ “О Цифровых Финансовых Активах”, регулирующий блокчейн и криптосферу, был принят летом 2020 года, после двух лет обсуждений и правок. Эта версия существенно отличается от того закона, что был принят в первом чтении в 2018 году - по сути это совершенно новый закон. Вместе с ним было представлено 3 проекта дополнительных законов, о регулировании рынка криптовалют, об административной и уголовной ответственности за нарушение новых законов. И, несмотря на то, что во многих моментах появилась определенность, закон все еще требует доработки с учетом современных реалий. Сейчас мы разберем все особенности и недостатки нового закона и 3 проектов.

Основные определения - криптовалюты и токены

Итак, одна из самых главных и важных особенностей российского закона состоит в том, что он игнорирует всю общемировую терминологию, устоявшуюся в криптовалютной сфере. В понятийном аппарате закона о ЦФА нет терминов “криптовалюты”, “монеты”, “токены”, “смарт-контракты”, есть лишь “цифровые финансовые активы” и “цифровая валюта”.

Цифровые финансовые активы, таким образом, согласно трактовке закона являются аналогом токенов - но только специальным образом выпущенных и согласованных с ЦБ. По сути мы имеем дело с цифровизацией ценных бумаг внутри юрисдикции РФ или security-токенами.

Цифровыми финансовыми активами признаются цифровые права, включающие денежные требования, возможность осуществления прав по эмиссионным ценным бумагам, права участия в капитале непубличного акционерного общества, право требовать передачи эмиссионных ценных бумаг, которые предусмотрены решением о выпуске цифровых финансовых активов в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, выпуск, учет и обращение которых возможны только путем внесения (изменения) записей в информационную систему на основе распределенного реестра, а также в иные информационные системы.

Это определение никак не учитывает те многочисленные токены, которые сейчас торгуются на зарубежных и российских биржах, а любое легальное действие с такими активами будет достаточно проблематично, потому что они никак не определены в законодательстве и для закона их попросту нет. Они не внесены в информационную систему, лицензированную ЦБ, они не дают право участия в капитале непубличного акционерного общества, и в целом не обеспечены ценными бумагами. Многие из токенов зарубежных проектов являются utility, имея четкую функцию внутри экосистемы своего проекта, какие-то несут управляющие функции, если это governance-токены, и лишь немногие представляют из себя security-токены, подобные ценным бумагам. Но они все равно не попадают под определение закона РФ о ЦФА и, таким образом, правил для их оборота нет, что автоматически лишает РФ возможности легального участия в мировом рынке торговли цифровыми активами.

Такая же ситуация с криптовалютами. В законе они называются “цифровыми валютами” и при первом их упоминании в статье 1 пункт 3 четко указывается, что они могут приниматься в качестве средства платежа.

Цифровой валютой признается совокупность электронных данных (цифрового кода или обозначения), содержащихся в информационной системе, которые предлагаются и (или) могут быть приняты в качестве средства платежа, не являющегося денежной единицей Российской Федерации, денежной единицей иностранного государства и (или) международной денежной или расчетной единицей, и (или) в качестве инвестиций и в отношении которых отсутствует лицо, обязанное перед каждым обладателем таких электронных данных

Но в этом же законе в статье 14 пункт 5 указано:

Юридические лица, личным законом которых является российское право, филиалы, представительства и иные обособленные подразделения международных организаций и иностранных юридических лиц, компаний и других корпоративных образований, обладающих гражданской правоспособностью, созданные на территории Российской Федерации, физические лица, фактически находящиеся в Российской Федерации не менее 183 дней в течение 12 следующих подряд месяцев, не вправе принимать цифровую валюту в качестве встречного предоставления за передаваемые ими (им) товары, выполняемые ими (им) работы, оказываемые ими (им) услуги или иного способа, позволяющего предполагать оплату цифровой валютой товаров (работ, услуг).

То есть криптовалюты теоретически являются средством платежа, но на практике никто на территории РФ не может принимать ее в качестве такового. Опять же, это закрывает рынок РФ для легального оборота криптовалют. Тут требуется подчеркнуть слово “легального”, так как понятно, что определенно будет существовать какая-то серая зона, в которой будут работать проекты, использующие криптовалюту, разрабатывающие ее интеграцию в различные платежные системы и в целом являющиеся частью глобального финтех-тренда. Мы допускаем, что в будущем закон будет дополнен и уточнен, и эти проблемы будут ликвидированы, но пока что в таком виде закон не создает благоприятных условий для развития отрасли.

Но и это еще не все. Закон N259-ФЗ о ЦФА включает в себя статью 26, которая вносит дополнения и корректировки в другой закон от 2 августа 2019 года N 259-ФЗ “О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации”. В этом законе описаны утилитарные цифровые права, которые также являются по сути токенами, но другой разновидностью. Такие цифровые права могут подразумевать:

  1. право требовать передачи вещи (вещей) - то есть, мы имеем дело с токенизацией вещей;

  2. право требовать передачи исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и (или) прав использования результатов интеллектуальной деятельности;

  3. право требовать выполнения работ и (или) оказания услуг - чистые utility токены.

Итого, в российских законах указываются, но называются абсолютно по-разному два типа токенов: утилитарные цифровые права и цифровые финансовые активы, и при всем многообразии токенов нам кажется, что в будущем в связи с этим в правоприменении может возникнуть путаница.

Выпуск токенов

Разные типы токенов допускают разную процедуру выпуска. Утилитарные цифровые права должны выпускаться на инвестиционных платформах, а цифровые финансовые активы, которые в большинстве случаев в России будут иметь признаки ценных бумаг, должны выпускаться в соответствии с требованиями законодательства о выпуске ценных бумаг. ЦФА могут выпускаться в своих информационных системах, но закон требует регистрации таких систем в ЦБ. Кроме того, требуется публиковать решение о выпуске и информацию об условиях.

В процессе выпуске ЦФА в информационной системе есть следующие основные участники:

Лица, осуществляющие выпуск ЦФА - те, кто может вносить в систему новые записи о зачислении ЦФА на какие-то адреса. Это могут делать только ИП, коммерческие и некоммерческие организации. Незарегистрированные как ИП физ.лица выпускать ЦФА не могут.

Оператор информационной системы - юр.лицо, зарегистрированное в качестве оператора в реестре. В законе содержатся четкие требования к квалификации сотрудников такого оператора, к его руководству, бухгалтерии и сотрудникам, управляющим рисками. Руководство и управляющий рисками должны иметь высшее образование и опыт руководства/аудита финансовой организации, главный бухгалтер - высшее экономическое образование и опыт работы. Ответственные сотрудники оператора должны не иметь судимостей.

Первый обладатель ЦФА - тот субъект, на чей счет вносятся ЦФА при выпуске.

В целом, все эти критерии применимы только к специфическим случаям и неприменимы к выпуску токенов в больших блокчейнах вроде Ethereum или Polkadot, так как там невозможно соблюсти все эти требования к информационным системам.

Майнинг

Это может прозвучать неожиданно, но существующие законы никак не регулируют майнинг. В статье 14 упоминается нечто похожее на майнинг:

1. Под организацией выпуска в Российской Федерации цифровой валюты понимается деятельность по оказанию услуг, направленных на обеспечение выпуска цифровой валюты, с использованием доменных имен и сетевых адресов, находящихся в российской национальной доменной зоне, и (или) информационных систем, технические средства которых размещены на территории Российской Федерации, и (или) комплексов программно-аппаратных средств, размещенных на территории Российской Федерации (далее - объекты российской информационной инфраструктуры).

2. Под выпуском цифровой валюты в Российской Федерации понимаются действия с использованием объектов российской информационной инфраструктуры и (или) пользовательского оборудования, размещенного на территории Российской Федерации, направленные на предоставление возможностей использования цифровой валюты третьими лицами.

Это все. Нет пояснений по налогообложению, организации и любым другим деталям. Все, касающееся майнинга, будет объяснено в отдельном законе, который будет принят позже. Сейчас же майнинг по-прежнему остается в серой зоне, кроме одного момента. Согласно ст.14 пункту 5, юр.лица и физ.лица не имеют права принимать за свои товары и услуги цифровую валюту. Фактически, она запрещена на территории РФ. И если майнеры получают за свою работу криптовалюту, это незаконно. Опять же, это будет сильно тормозить развитие индустрии в РФ.

Имущественные права, дарение и передача

Согласно статье 21 закона о ЦФА, цифровая валюта признается имуществом. Соответственно она может быть изъята при рассмотрении дел о банкротстве и при взысканиях. К сожалению, в законе не указан порядок дарения, наследования и прочих способов передачи цифровой валюты и цифровых финансовых активов от одного лица другому. Теоретически, после признания цифровой валюты имуществом при исполнительном производстве, ее можно будет считать имуществом и в других юридических случаях, но только на усмотрение суда.

Кроме того, в законе явно указано, что требования лиц, связанных с обладанием цифровой валютой, подлежат судебной защите только при условии декларирования этой валюты в налоговой инспекции. Это очень странный пункт, так как декларирование и защита права собственности никак не связаны в российском праве. Кроме того, приобретение цифровой валюты и потребность в защите прав может возникнуть в любой момент, в то время как декларирование своих доходов и имущества происходит раз в год.

Налогообложение

По налогообложению операций с цифровыми валютами и активами также нет уточнений. Налоговые последствия таких сделок не регламентированы, и это очередная серая зона российского законодательства. Обычно это решается пояснениями от самой налоговой. В случае РФ, Минфин в письме от 17 мая 2018 № 03-04-07/33234 пояснил, что считает необходимым для физ.лиц и юр.лиц декларировать прибыль, как разницу от покупки и продажи цифровой валюты и уплачивать налог в таком же порядке, как и на любую другую прибыль. Но опять же, на данный момент это никак не описано в законе. Все, что мы знаем, согласно недавнему пояснению от налоговых служб - любой владелец криптовалюты должен сообщить в свою налоговую о принадлежащих ему криптоактивах до 30 апреля 2022 года, если сумма его сделок превысила 600 тысяч рублей за год. За неуплату - штраф в 40% от суммы налога.

Криптобиржи

Закон о ЦФА устанавливает свой аналог криптобирж - операторы обмена цифровых финансовых активов. Эти операторы должны быть зарегистрированы в реестре ЦБ и иметь лицензию на обмен цифровых активов. Несложно заметить, что в законе подразумевается торговля утилитарными цифровыми правами и цифровыми финансовыми активами, выпущенными согласно действующему законодательству на территории РФ. Торговля BTC, ETH, или, к примеру, USDT, под действие закона не попадает и игнорируется законом как несуществующее явление, как практически и вся остальная криптосфера. Любая российская биржа должна владеть уставным капиталом и активами на 50 млн рублей, либо получать в год взносы от своих членов на такую же сумму. Несложно понять, что такому требованию смогут соответствовать не все участники рынка.

Заключение

Новый закон о Цифровых Финансовых Активах, к сожалению, максимально оторван от реалий существующего мирового рынка и никак не учитывает уже существующие явления на территории РФ. Он вводит свой собственный понятийный аппарат, свои термины, причем эти понятия не охватывают все многообразие существующих вариаций цифровых активов и операций с ними. Никак не поясняется и не упоминаются множество явлений, таких как майнинг, налогообложение от операций и владения, имущественный статус ЦФА, действия вроде дарения и наследования, иностранные биржи на территории РФ, все существующие централизованные и децентрализованные криптовалюты и токены с мирового рынка, их статус и возможные операции с ними, легальный выпуск токенов на децентрализованных платформах и очень многое другое.

Несмотря на то, что закон дорабатывался с прошлой редакции на протяжении двух лет, он оказался абсолютно не приспособлен к реалиям рынка. При этом же он полностью запрещает использовать криптовалюты в качестве денег в России. Это полностью ставит крест на развитии индустрии в России и скорее всего вынудит уже работающих в стране предпринимателей, занимающимися криптовалютами, искать другую юрисдикцию, либо работать в серой зоне. К счастью, к закону еще будут поправки, и сейчас все криптосообщество пытается найти компромиссы с законодателями, а значит, будущие новые законы и поправки к существующим законам смогут немного выправить ситуацию.

Мы будем следить за развитием событий.